Полная версия  
18+

Разговор в пользу бедных

Разговор в пользу бедных

Михаил Ременников, обозреватель

Начало этого года ознаменовалось рядом спорных экономических инициатив, угрожающих заметно поменять правила игры в российской экономике.

"Газпром" проявил очень настойчивый интерес к "Ковыкте" и "Роспану". Министр Зурабов предложил заткнуть дыру в пенсионном фонде накоплениями граждан из "ВЭБа". И наконец, в недрах Госдумы созрело предложение вернуться к прогрессивной ставке подоходного налога. Что общего между этими, казалось бы, не связанными между собой проектами? Общее только одно - грядущие выборы.

Допустим, что вхождение "Газпрома" в Ковыктинский проект обосновано экономически. Допустим, что газовый холдинг действительно сможет разрабатывать месторождение эффективнее, чем это сделал бы "ТНК-BP". Хотя у западных аналитиков есть в этом серьезные сомнения, прежде всего с точки зрения технологической оснащенности и кадровой подготовки. Кроме того, в памяти ещё слишком свежи воспоминания о том, как в декабре прошлого года "Газпром" потеснил Shell в "Сахалине-2".

Столь масштабная консолидация наиболее ценных активов в руках государства поневоле роднит усилия нашего правительства с эскападами социал-революционера Чавеса и его сателлитов, проводящих политику выдавливания нерезидентов из нефтегазовой отрасли. Они тоже готовы оставить иностранцам только миноритарные пакеты.

Вероятно, на данном историческом этапе интересы "Газпрома" действительно тесно связаны с экономическими интересами России. Тем более что в последние годы газовый монополист уже попробовал себя в политически выгодной роли борца за национальные интересы, регулярно усмиряя "непокорных" соседей по СНГ. Так почему бы не задействовать этот ресурс в предвыборной гонке? Тот, кто вырвал "национальное достояние" из рук "неэффективных собственников" и заставил соседей считаться с интересами страны, вероятно, и нуждается в улучшении имиджа… но только за рубежом. Внутри страны акценты очевидны. Сюда же приплюсуем и законопроект об ограничении иностранных инвестиций в стратегические отрасли - туда бы и раньше не пустили кого не надо, но ближе к выборам полезно напомнить, что у государства всё под контролем.

С пенсионерами всё ещё очевиднее. Возврат к распределительной пенсионной системе, разумеется, вызовет недовольство у молодежи из обеспеченных слоёв, которая, впрочем, давно привыкла рассчитывать только на себя, зато принесёт в избирательную копилку голоса миллионов напуганных пенсионеров - а это мощный предвыборный ресурс.

Наконец, наиболее спорная идея - отменить плоскую налоговую ставку 13%. Ведь большинство из нас помнит, сколько копий вокруг неё было сломано в начале 2000-х. Как показывает практика, единая ставка себя оправдала - после налоговой чехарды 90-х правила игры стабилизировались, мелкий и средний бизнес начал понемногу выходить из тени, собираемость налогов увеличилась, утечка капитала сократилась. Интересно, что об этой идее думской "Родины" неожиданно либерально высказался Греф. В том смысле, что прогрессивная шкала возможна, но не сейчас, а к 2010 году (когда ВВП удвоим). Чем не предвыборное обещание? Сделаешь разумный выбор - а там, глядишь, преемник Путина понизит налоги на бедных. С другой стороны, богатые пока что тоже не слишком обеспокоены.

Похоже, что руками одиозного Зурабова, да и не слишком популярного Грефа, Кремль обкатывает ряд предвыборных идей, запускает пробный шар - и ждёт реакции общества.

Причём, с точки зрения социальной справедливости, кремлевские инициативы как раз несправедливы. Несправедливо ограничивать конкуренцию по национальному признаку. Несправедливо отнимать персональные накопления, чтобы обобществить их. Несправедливо лишать граждан равных возможностей, варьировать правила игры.

Если я, скажем, работаю эффективнее и успешнее, чем таджикский гастарбайтер - я не вижу разумных причин отдавать государству большую долю своего дохода, чем отдает он. Ведь в абсолютном выражении я и так отдаю больше.

Вопрос как делить - поровну или по справедливости? - на самом деле не анекдотичный. Справедливость и равенство - разные вещи. Да и разговоры в пользу бедных, как правило, самим бедным пользы не приносят. Исторически, эта идиома восходит ко времени дореволюционных благотворительных собраний, где произносилось много красивых речей, но собиралось мало денег.

В рамках разумного предвыборного популизма такие шаги оправданы. Не будет возражать даже Запад - стабильность и преемственность власти для бизнеса стоят дороже. Но как долгосрочная экономическая стратегия, разговоры в пользу бедных контрпродуктивны.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора